31 декабря 2016: Всех с Новым годом!

21 ноября 2016: Из малолитражки во внедорожник. Эволюция Ford Ka.
Автопроизводители изгаляются как могут. Сегодня они превратили утилитарный кроссовер Hyundai Creta в пикап для «мажоров», а завтра, кто знает, захотят...

19 мая 2016: В городе Уварово вновь зазвучит Кадетская симфония
6-ой Всероссийский/2-ой Международный фестиваль «Кадетская симфония» стартует уже 26 мая. Грандиозное мероприятие вновь соберёт на уваровской земле...

18 февраля 2016: Шахматный турнир в Уварово
  11 февраля в городе состоялись зональные соревнования по шахматам в зачёт спартакиады. В турнире приняли участие  учащиеся общеобразовательных учебных...

18 февраля 2016: Проверка готовности муниципальных образований
Подготовка к паводку началась. По  распоряжению председателя комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций  в Тамбовской области проводится...

18 февраля 2016: Федеральный уровень фестиваля "Кадетская симфония"
  «Кадетская симфония» включена в государственную  программу патриотического воспитания на ближайшие 5 лет. 1,5 миллиона рублей ежегодно, вплоть до...

18 февраля 2016: Уваровский МФЦ
Уваровскому МФЦ исполнилось 4 года. Открытие Многофункционального центра предоставления государственных и муниципальных услуг состоялось в феврале 2012 года....

18 февраля 2016: Рождественская витрина
Подведены итоги  смотра-конкурса «Рождественская витрина».  Торжественная церемония награждения победителей и участников дипломами и памятными...

18 февраля 2016: Мой двор, мой дом - мой любимый город
  Ежегодно самых активных и инициативных горожан, внесших существенный вклад в благоустройство Уварово, чествуют в рамках проводимого конкурса «Мой двор, мой...

18 февраля 2016: Применение новых технологий при утилизации бытовых отходов в городе Уварово
На смену старым свалкам приходят современные полигоны.  В тамбовской области продолжается реализация Генеральной схемы санитарной очистки. Очередным шагом на...

Истоки нашего села. Книга "Моисеево-Алабушка". Сахаров В.И.

14 марта 2013 - Сахаров В.И.
Истоки нашего села. Книга "Моисеево-Алабушка". Сахаров В.И.

 Истоки нашего села. Книга "Моисеево-Алабушка" Автор В.И.Сахаров

   Село Моисеево-Алабушка раньше называлось иначе: Алабушка, Верхняя Алабушка, Моисеево второе, Моисеевские Выселки, Алабушка Моисеева, Моисеева Алабушка, Моисеевская Алабушка. В народе до сих пор Мосеево-Алабушку называют Алабушкой.


   Первая часть названия села указывает на то, откуда взялись переселенцы – из села  Моисеево, что располагается в двадцати километрах от нынешней Алабушки - на берегу реки Вороны, недалеко от г.Уварово. Вторая часть названия указывает на речку Алабушка, на берегу которой обосновалось новое село.
Река Большая Алабушка – правый приток реки  Ворона - называлась в давние времена «Алапухой». Это название имеет тюркскую основу «Алапа», что означает пойму  реки с камышом и кочкарником. У слова «Алабушка» есть еще одно значение – «окунек», а если Алабуха, то «окунь». На «окуневую» основу указывал и исследователь из ТГПИ Ю.П. Марченко. Начало речка Алабушка берет в трех истоках: один исток – вверх от пруда Птичный в сторону Ивановки через кленовую посадку, от водораздела между М.-Алабушкой и Сабуровскими кустами; второй исток тянется вдоль асфальтированной дороги на Ивановку сбоку от нее, на этом ручье стоят дома Сушковых Галины Захаровны и Ивана Максимовича и другие; третий исток – Муратов пруд и далее, за ферму 3-ей бригады; два истока сливаются в один – нынешний Сушков пруд, затем к этому руслу прибавляется вода с Муратова пруда (пониже Бочковских),  еще ниже –  вдоль села, потом идет Чуево-Алабушский пруд и так далее, до впадения Алабушки в Малых Алабухах в Ворону. Там Алабушка делится на два рукава, оба немноговодные, мелкие, заросшие кугой и тиной. От речки осталось лишь русло, местами перегороженное плотинами для создания водоемов (прудов). Только в черте нынешней Моисеево-Алабушки расположено  восемь прудов, все – по руслу и по притокам Алабушки: Муратов, Птичный, Сушков, Большой, за большим мостом, у Молочного, Почечуев и Филитов. Возникло село в начале  девятнадцатого века. Первоначальное поселение было, предположительно, в 1807 году. Поселились первые поселенцы по краям нынешней Алабушки: сделали запруды там, где нынче Муратов пруд и Филитов. Это легко объяснимо: в тех местах маленькие отрожки, требовалось немного усилий, чтобы сделать плотины. И плотины первоначально делали на скорую руку: вбивали на мелководье поперек ручья колья в два ряда и промежуток между ними забивали навозом и хворостом. На первых порах воды нужно было немного -  только  для полива. Но первые переселенцы вскоре вернулись в село Моисеево: началась война, было тревожно. А после 1812 года, тоже предположительно, было второе заселение – окончательное. Еще было массовое подселение  после знаменитого царского манифеста со словами: «А народу русскому Бог воздаст». Так по-царски «щедро» был вознагражден русский мужик за победу над Наполеоном.

   Документального подтверждения этим догадкам нет, все мои домыслы основываются на воспоминаниях старых людей. Но воспоминания эти верные, собраны были в начале  семидесятых годов двадцатого века учениками школы под руководством учителей истории Корнеева А.Н. и Козлова В.А.. Фамилии этих учеников – Кудрявцев Г.И., Лоскутов В.М., Кудрявцева Н.А., Сушков С.И. и многие другие. Они тогда учились в 5-7 классах и добросовестно относились к порученному делу. Мы все знаем и помним, как уважительно тогдашние старики относились к подобным мероприятиям. 

Чарыков В.С.
Слева-сзади – учитель Чарыков В.С.

   Они подробно, дотошно и уважительно вспоминали то, что им рассказывали их деды. А их деды и были основателями деревни. Подсчитаем: тогдашним старикам в 1974 году  было, допустим, восемьдесят лет. Значит, они родились в 1890 году, а их отцы – родом из 1860-70 годов, а деды были свидетелями основания села и его первыми жителями.  Старикам 1970 годов было что вспомнить. А нам следует им верить. Дело в том, что официальных точных данных о дате рождения нашего села нет. Их, кстати, и не может быть. Дата возникновения любого населенного пункта, особенно деревни – всегда приблизительная. Восстанавливается она, в основном,  по ревизским сказкам. И первое упоминание о селе и становится датой его рождения. А ревизии проходили очень редко, скажем, один раз в десять лет. Вот так. О Моисеево-Алабушке во всех документах сказано так: село возникло в первой половине 19 века. Или: село возникло в первой четверти 19 века. Или: село возникло в начале 19 века. Я разговаривал со своим однокурсником, доктором исторических наук, профессором В. Канищевым, автором «Тамбовской энциклопедии». Он и поделился со мной сказанным выше. Мы неоднократно обращались в архивы ЦГАДА (центральный государственный архив древних актов) и  ГАТО (государственный архив Тамбовской области), но ответ получали всегда один и тот же, примерно, такой:

Выписка из архива

   Село возникло из скотоводческого хутора и относилось к Подгорнской волости Борисоглебского уезда.  Всего в конце 18-го века  селу Моисеево принадлежало пять хуторов: два на речке Подгорной и три на безымянных оврагах. Причина выселения из Моисеево – нехватка земли. Надельная земельная площадь населению села Моисеево была растянута узкой в 4 км полосой на расстояние более двадцати километров с востока на запад, людям стало тесно.   В экономических примечаниях, составленных Менде в середине 19 века, указано: с. Алабушка лежит по обе стороны речки Алабушки, в нем 134 двора, изб белых 112, черных 22. Церковь деревянная. Земля черноземная. Сеют на душу озимого хлеба по 2, а ярового по 4 четверти. Сена на душу косится по 4 пуда. Лес на топливо и строение покупается. Скота на средние две души: 2 лошади, корова, 5 овец и свинья.
   Церковный приход был открыт в 1847 году. Это первая в истории Алабушки церковь. Церковь деревянная, холодная. Построена на средства прихожан.
   В приходе две деревни: Чепир-Елатомские дворики, позднее стала называться Красный Самолет (7 дворов, мужчин – 25, женщин – 18) и Никитская Поздняковка, с 1920 года – Ульяновка, в честь В.И.Ульянова-Ленина (4 двора, мужчин -16, женщин – 11). Обе деревни расположены в 6-ти верстах от церкви. В 2-х верстах – хутор дворянки Александры Плонской. Вдоль села протекает речка Алабушка.

Церковь 1847 г.
Церковь 1847 г.. Рисовали дети.

    В печатном справочнике «Список населенных мест тамбовской губернии» по сведениям 1862 года, СПБ, 1866 г. в Борисоглебском уезде значится п.663 Верхняя Алабушка (Моисеево 2-ое) село казенное, при р. Алабушке, 75 верст от уездного города, 145 дворов, 662 м., 627 ж., церковь.
   Архивная справка архивного отдела Государственного архива Тамбовской области - директору школы Сахарову В.И. от 29.10.2003 г. №4217/10:

   ...В архивном фонде  Тамбовской губернской межевой канцелярии имеется «таблица подробного вычисления угодий на дачу единственного владения государственных крестьян села Алабушки и Подгорного, составленной в 1864 году, в которой указано, что из размежеванной казенной земли участок в 1800 десятин продан поручику Зимбулатову. «Полюбовная сказка утверждена уездным судом».

   Бывшие владельцы купленной Зимбулатовым земли: коллежская асессорша Губерти Наталья Петровна (300 десятин), московская купчиха Зинкириева Александра Федоровна (500 десятин), ученик 1 –го класса московской гимназии Зинкириев Алексей Федорович (500 десятин). Земля размежевана на 4 участка: сельцо Зимбулатово, пустошь Александровская, пустошь Грачева и пустошь Екатерининская.

   В архивном фонде строительного отделения Тамбовского губернского правления имеется дело по утверждению плана села  Моисеевской  Алабушки. 15 марта 1878 года председатель Борисоглебской земской управы обращается с письмом за №472 к Тамбовскому губернатору с ходатайством об утверждении плана села Моисеевской Алабушки. 23 марта 1878 года был составлен протокол №30, согласно которому план села был утвержден.

   В архивном фонде Тамбовской духовной консистории за 1903 год о священниках села имеются следующие сведения. Священник Соколов Михаил Васильевич родился в с. Нижнее Чуево Борисоглебского уезда в семье псаломщика. Окончил курс Духовной семинарии в 1894 году по 2-му разряду. Имеет жену Надежду Васильевну, 1877 года рождения, 5 детей. Дьякон Димитриевский Николай Иванович родился в 1861 году в с. Никольском Кирсановского уезда в семье дьякона. В 1881 году уволен из 1-го класса Тамбовской семинарии, с 1882 по 1885 г.г. служил учителем в земской школе. Имеет жену Анну Павловну, 1861 года рождения, 9 детей. Псаломщик Алабовский Иван Васильевич родился в с.  Шибряй Борисоглебского уезда в семье дьякона. Служит в церкви с 1860 года. Имеет жену Евдокию Ивановну, 1853 года рождения.

   В списке сельских обществ и частей селений Тамбовской губернии, получающих отдельные окладные листки на казенные и земские сборы за 1904 г. значится с. Моисеевская Алабушка. Крестьяне в селе – государственные, форма землевладения – общинная. Число ревизских душ по акту наделения землей – 703.

   Помощником землемера землеустроительных комиссий Тамбовской  губернии Александровым в 1910 году был произведен замер «участков, отведенных к одному месту, закрепленных в личную собственность надельной земли 17 –ти домохозяев села Моисеевской Алабушки Подгоренской волости Борисоглебского уезда. «В полевом и лесном участках всего удобной и неудобной земли: 108 дес. 734 кв. саж.»

   Собственники участков: Пшеничников Степан Павлович, Поповкин Андрей Семенович, Звездин Михаил Петрович, Поповкин Иван Родионович, Дьячков Андрей Федорович (его совладелец – родной брат Дьячков Иван Федорович), Мешков Афанасий Спиридонович, Уваров Тимофей Афанасьевич, Казанская Юлия Николаевна, Ракитина Акулина Климонтовна, Почечуева Аграфена Львовна, Пивоваров Алексей Яковлевич, Сушков Алексей Дементьевич,  Кудрявцев Василий Степанович, Поповкин Семен Иванович,  Катасонов Иван Яковлевич, Дьячков Матвей Михайлович.

   Смежными землями владели: крестьянское товарищество села, (ранее – Кожевниковы), купец Сорокин (ранее – Горяинов), Рябов (ранее – купец Ширяев, помещик князь Гагарин (инициалы не указаны).
Согласно историко-статистическому  описанию тамбовской епархии в 1911 г. дворов в с. Моисеева Алабушка (так в документе) было 361, душ мужского пола – 1746, женского пола – 1724).

Церковный хор

Участники церковного хора на парадном крыльце храма, начало ХХ века.

   Вторая церковь в селе построена в 1899 г. тоже  на средства прихожан. В приходе, по-прежнему, две деревни: Чепир-Елатомские Дворики (7 дворов, душ м.п.- 25. душ ж.п. – 18) и Никитская Поздняковка (4 двора, душ м.п. – 16, ж.п. – 11). В селе работают церковно-приходская и земская школы. Есть кредитное товарищество и общество трезвости. Метрические книги ведутся с 1848 года.

 В сентябре 1911 – октябре 1912 г.г. 11-ти домохозяевам с. Моисеевской Алабушки была выделена надельная земля  (протокол № 5083 распорядительного заседания тамбовской губернской землеустроительной комиссии от 16 октября 1912 года). Собственники земли: Иванов Алексей Ильич, Иванов Павел Алексеевич, Пшеничников Лука  Иванович, Кулдошин Тимофей Власович, Шаталов Егор Иванович, Рязанов Алексей Дмитриевич, Пивоварова Екатерина Марковна, Нехорошев Василий Егорович, Лоскутов Варлам Павлович, Кудрявцев Прохор Трофимович, Пивоваров Николай Кузьмич.

   В августе – сентябре 1913 года окружная межа подверглась проверке.  Других сведений по истории села Моисеево-Алабушка Уваровского района в фондах архива не имеется.

   Передо мною карта о заселении Тамбовского края в 17-18 веках, составленная Ю.А.Мизисом.

Карта Ю.А.Мизиса

   Смотрите правый нижний угол. Я нашел речку Алабушку,  не ошибешься: она  впадает в Ворону в районе Малых Алабух. В самом ее верху  я поставил кружочек: это и будет спустя некоторое время – в 1807 году - Верхняя Алабушка. А пока – на этом месте и вокруг – ничего! Самые ближние населенные пункты – это Уварово, Богоявленское (Нижний Шибряй), Моисеево и Колымасово (Верхнее Чуево). Все! Больше, кроме этих сел, на Уваровской земле ничего  и никого нет. Это век – 18-ый. В начале девятнадцатого и позднее появятся нынешние Моисеево-Алабушка, Чепир-Елатомские   Дворики (Красный Самолет), Никитская Поздняковка (Ульяновка), Чуево-Алабушка, Энгуразово, Репное, Моздок, Ивановка, Березовка и так далее, и тому подобное. В хуторе Чепчуг (был и такой) было два двора, в них проживало 8 человек. Выражение «в Чепчугах» - не вымысел, Чепчуг был. Был и такой населенный пункт – выселки Погибловка (или Ищейка) – 4 двора, 11 человек. В ту пору в д. Репной (так  называлось Репное) было всего 35 дворов  и в них – 224 человека. Это для сравнения.

   В таблице из сборника статсведений за 1880 год читаем: в Моисеевской Алабушке в 74 дворах было по 1 лошади, в 65 дворах – по 2, в 47 – по 3, в 55 – по 4-5 лошадей, в 30 дворах  – больше 5 лошадей.  Но в 33 дворах нет ни одной лошади. Всего  лошадей в селе было 811 рабочих и 340 жеребят. Коров – 412, телят – 438. Овец старых – 3179, ягнят – 2039. Можно себе представить, как чисто выбрито было по селу и вокруг села: столько было овец, они же выстригали весь бурьян, все кустарники, всю травку держали в порядке! А вот свиней водили значительно меньше по сравнению с нашим временем: 182 головы на все село. У 41 домохозяина имеются по 2 избы. В 126 дворах были сады. Трактиров и питейных домов – 4. Лавок – 1. Население: мужчин – 1248, женщин – 1264. Итого в селе в 1880 году проживало 2,5 тысячи человек. Грамотных: мужчин – 76, женщин – 3. Земской школы еще нет, она откроется только в 1882 году.

    В том, уже далеком, 19-ом веке  земля крестьянами обрабатывалась деревянной сохой и деревянной бороной. К слову, оси  конных телег делали тоже из дерева. Представьте себе, как быстро они перетирались. Срок их службы продлялся лишь за счет обильной смазки  дегтем.  Население жило очень бедно, у некоторых не было даже скота. Поэтому                     крестьяне с. Моисеево 200 лет назад имели пахотную землю в незначительном количестве поближе к селу. Зажиточным хозяевам заниматься общинным малоземельем стало невыгодно. Вот эти самые зажиточные крестьяне и стали первыми выселяться из Моисеево, одни – на речку Подгорная, другие  на речку Алабушка, то есть на целинные земли. С течением времени к богатым потянулись бедняки, в батрачество. Они тоже оседали на постоянное место жительства. Так образовалось наше село, которое ныне называется Моисеево-Алабушка.

   В одном из сборников статистических сведений читаем о Моисеево-Алабушке: «Крестьяне  государственные. Расстояние от губернского города 110 верст (Тамбов), от уездного города – 70 верст (Борисоглебск), станции железной дороги – 40 верст (Ржакса), школы и больницы – 15 верст (с.Уварово). Ревизских душ 320, в настоящее время – 545. Процент прибыли населения со времени последней ревизии равняется 43. Надел на душу – 5,7 десятин, на работника в настоящее время – 10,8 десятин. Почва черноземная. Пахотной земли на душу приходится по 30-100 сажен в каждом поле (хозяйство ведется трехпольное). Выгон был несколько лет тому назад, но в настоящее время его заселили, благодаря семейным и увеличению населения. Покос есть только в лесу, но его так мало, что  пользоваться  им всему сельскому обществу не представляется  возможным. И поэтому он остается вместо денежной платы лесному сторожу. Посев на душу озимого и ярового – 8  (десятин). Средний урожай озимого и ярового – 8 (центнеров). Главное и почти исключительное хозяйство местных крестьян – хлебопашество. Землею весьма дорожат, так как нет никаких сторонних заработков. Из 134 надельных домохозяев только двое не занимаются  обработкою земли. В полях сеется преимущественно рожь, овес, гречиха, просо, конопля.»  Так было  уже во второй половине девятнадцатого века. Так же, я думаю, было и во время заселения Моисеево-Алабушки. Разница была только в цифрах.

    О скотоводстве: «В 1870 году пало скота очень много от неизвестной  причины.  …Рабочих лошадей 321, жеребят 137, коров 211, телят 211,  овец 1517, ягнят 1010, свиней 109. Количество лошадей по отдельным домохозяевам распределяется следующим образом: 40 домохозяев имеют по одной лошади; 29 – по две, 18 – по три, 19 – по 4-5, 10 домохозяев имеют более чем  по пять лошадей, восемь надельных дворов не имеют лошадей,  и шесть из них ведут обработку земли посредством найма лошадей у своих соседей.»  Безлошадных домохозяев было небольшое количество. А зажиточные крестьяне имели иногда по 12 и более скирдов хлеба. По рассказам стариков (из материалов школьного музея), такие запасы в прежнее время были  не редкостью.

   В то время крестьяне нашего села арендовали земли. Вот как об этом написано в сборнике статистических сведений:  «Крестьяне арендуют всем обществом  казенную оброчную статью под названием «10-й Синекустовский участок» в количестве 808,6 десятин. Срок шестилетний. Цена за десятину – 8 рублей 5 копеек. В будущем году срок аренды должен окончиться, и крестьяне рассчитывают или сбавить цену на торгах, или же вовсе отказаться от дальнейшей аренды. Вся невыгода их заключается в том, что по контракту крестьяне должны распахивать только половину всего участка; остальная же земля находится в залежи. С этой последней половины снимается покос, который ценится крестьянами гораздо ниже 8  рублей. Лет  10 назад  участок  этот сдавался в аренду по 4 рубля за десятину. Кроме казенного участка отдельные домохозяева арендуют по мелочи, где кто найдет для себя выгоднее, пахотные и покосные земли, платя за паровую десятину 15 рублей,  под яровое – 10-12 рублей, и покос 5-7 рублей. Кустарник находящийся в наделе, прежде делили каждый год по числу ревизских душ, а с 1878 года не делят, так как он очень мелок. Для отопления применяется солома.  На постройку лес покупается в с. Грибановка у Хренникова и у князя Гагарина. Цены высокие:  6-8 аршин сруб ольховый стоит 130 рублей, дубовый до 200 рублей».

  К числу промышленных заведений, находящихся в селении, можно отнести: 6 ветряных мельниц, одну маслобойню, три крупорушки, две кузницы. Торговые заведения: 1 трактир, 3 кабака и 1 мелочная лавка. Общественных доходов с последних заведений получается до 200 рублей. Вся эта сумма расходуется на мирское угощение.

             (Об образовании здесь  коротко, подробнее см. далее - ШКОЛА)

  Народное образование представляется в следующем виде: грамотных мужчин 18, что составляет 3,4 % от общего числа населения мужского пола. Грамотных женщин нет; учатся только два мальчика. Школа в 15 верстах и потому нет возможности посылать туда детей. Имелось училище земское для обоих полов.» Училище это, иначе – школа,  было построено в 1882 году.

   Перед вами – здание интерната, оно было построено гораздо позже, но именно на этом самом месте и была земская школа (за больницей, там, где ныне джунгли).

Здание интерната

  Расположена она была на общественной земле, принадлежала обществу, обошлась тому же обществу в 350 рублей. В 1886 году впервые школу посетил г. инспектор из уездного г. Борисоглебска. На содержание училища в 1894 году, например, было израсходовано 59 рублей 10 копеек. Читаем в документе, на что именно: на содержание и награды учащимся – 2 руб. 98 коп., ремонт – 10 руб. 35 коп., отопление и освещение – 28 руб., на прислугу и поддержание чистоты – 9 руб., на мебель – 8 руб.. Деньги собирались от земства – 298 руб., от сельских обществ – 74 руб.. Это на постройку.  Мальчики дома читали книжки, старые люди слушали их с большим удовольствием, особенно когда читали о жизни каких-нибудь святых. В школе, в основном, учились дети богатых или зажиточных крестьян. Бедные своих детей редко отдавали в школу:  они работали в доме по хозяйству, да и платить за учение было нечем. Кроме обучения грамоте, преподавали Закон Божий. Учили строго. Наказывали не только морально – били линейкой, таскали за волосы, драли за уши.

   В селе с 1885 года была еще церковно-приходская школа, некоторое время они работали параллельно, в ЦПШ учились дети зажиточных сельчан, в земской – кто попроще. И режим работы ЦПШ был иной: учились с Покрова до Пасхи. Приходская школа располагалась в церковной сторожке. Так что обе школы были рядом, буквально в двух шагах.

ЦПШ

 

Это и была церковная сторожка, где впоследствии размещалась ЦПШ, потом клуб, там же была первая в селе библиотека. Так, примерно, она выглядела - по воспоминаниям старожилов.

   В селе проживали и сектанты-молокане, мальчики их тоже ходили в школу, и в школе они учились православию. 

 В больницу в с. Уварово жители Алабушки обращались редко (да и как туда добраться?), большинство обходилось посредством домашнего лечения. Что касается до общественного призрения, как тогда говорили, то в селе оно никак не проявлялось.
  Наиболее зажиточные крестьяне не чуждались некоторых усовершенствований земледельческих орудий. Примером этому может служить приобретение несколькими домохозяевами 4-х конных молотилок, конных молотилок в 1870 году в селе было 12-ть. Покупали такие дорогие вещи на паях, одному было не под силу, ведь заплатить надо было 200 руб. и, кроме того, требовалось 4 лошади, чтобы молотилку запустить в работу. Молотилки завозят крестьяне Сапожковского уезда Рязанской губернии. Иногда  приезжие крестьяне с молотилками нанимаются работать у частных землевладельцев.Когда местные  крестьяне видели, как быстро работают эти механизмы, то после этого они сами охотно приобретали их. А для починки машин  крестьяне обращались в город (Борисоглебск). Это когда повреждения были важные. С мелкими неполадками справлялись местные кузнецы.
  Характерно такое замечание в одном из документов: «Между крестьянами  замечается наклонность к чаепитию. Пьянство развито только у домохозяев, промышляющих поденной работою. К счастью, последних здесь весьма немного». Вот и верь после этого всяческим россказням про пьянство русского мужика! Да и на что было пить? На какие средства?  Таким образом, пьянство  в деревне стало развиваться лишь в советское время с появлением у народа денежных знаков,  во второй половине 20-го века, когда вместо опостылевших трудодней стали выдавать колхозникам живые деньги. О причинах пьянства - разговор особый и отдельный.

Старое семейное фото
Семейное фото тех времен.

   Об отмене крепостного права крестьяне узнали  в 1861 году при Александре втором. Крестьянам стали раздавать на душу по 80 соток земли. Они боялись столько много брать, за землю ведь надо было платить налоги. Крестьяне в селе, в основном, были государственные. От барина не зависели. А вот на работу наниматься к помещикам ходили. Работа была поденная. Господа Сорокин, Плонская, Рахманинов, Волхонский жили недалеко от нашего села. У них и работали наши крестьяне. Работали на помещика крестьяне неделями,  домой приходили только по субботам, жили они у барина в риге. Для приготовления пищи воду брали из пруда, а какая вода в лягушатнике? – известно: грязная да вонючая. Хлеб для себя брали из дома с собой. За работу барин рассчитывался наличными, примерно, по пять рублей в месяц за любую работу. Но легкой работы  в сельском хозяйстве не бывает:  пахать, косить, навоз на поля вывозить, дрова заготавливать – все тяжко. Летом крестьяне пололи барское поле, весной сеяли хлеб, осенью его убирали,  зимой ходили за скотом, вывозили навоз в поле, пять копеек платили за каждый воз навоза. За молотьбу платили пятьдесят копеек. Барин по просьбе мужиков давал им  по клочку земли, за это они ему платили 30 рублей или отрабатывали. Эту землю мужики использовали для скота. Летом на большом барском поле  крестьянские дети пасли барский скот. Дети начинали работать  с 8-12 лет: пахали и пасли скот у барина,  а девочек отдавали в няньки. Платили им два рубля в месяц.

Старая изба

Конечно, эта фотография из ХХ века, но жилища сельчан были, примерно, такими же. К сожалению.

 

   Теперь немного о том, какими были крестьянские жилища, какой была крестьянская одежда, какими были крестьянские семьи. Жилые постройки стояли рядком вдоль улицы параллельно водоему, отгороженные от пруда огородами. Избы состояли из одного жилого помещения с пристроенными сенями. Если жилое помещение делали из деревянного сруба – чаще всего, то сени лепили из чего попало: плели плетни, обмазывали с двух сторон глиной, потолка в сенях чаще всего не было: излишняя роскошь. Кто победнее, дома делали из глиняных саманов (кирпичей большого размера, примерно,  20 х 40 см.), поверху с двух сторон промазывали дополнительно глиной и по возможности белили. Белили не всегда мелом или известью, часто белили белой глиной, жидко разведенной водой, цвет, когда просохнет такая побелка, становился серый. Белили или обмазывали не просто для красоты, а чтобы меньше разрушалось, для прочности. Были  дома из кирпича. Интересно приготовляли кирпич. Хозяин, задумавший построить кирпичный дом, нанимал мастеров. Те делали за двором две ямы для обжига кирпича. Кирпич формовали из сырой глины, сушили под соломой, чтобы не потрескался, затем складывали в ямы в шахматном порядке, вразбежку, сверху  бросали горящую солому. И так до тех пор, пока кирпич не будет готов. Ямы закладывали по очереди, чтобы процесс не останавливался. Потом те же мастера строили из только что приготовленного кирпича дом, как прикажет хозяин. Раствор всегда был из гашеной извести. Для этой цели рыли еще одну яму, где гасили известь. 

Старая изба

   Планировка в избе была простая: в одной  стороне, как входишь,  стояла русская печь. столом или рядом – лоханка для помоев (относили поросенку).

Старая изба

 

   С другой стороны –  сундук с «добром» и парадный стол, всегда чисто убранный, застеленный скатертью или каким – либо другим покрывалом. Здесь же, в углу висели под потолком иконы, у кого – больше, у иных – меньше, под ними всегда горела лампада. Вдоль стен стояли широкие деревянные самодельные лавки, днем на них можно было сидеть, ночью на лавках спали, иногда для удобства сдваивая их вместе.  Лавки покрывались  (не всегда) дерюжками. У тех, кто побогаче, стояла у задней стены еще одна кровать, ее иногда завешивали занавесками. Полы в зависимости от достатка бывали и деревянные  (очень редко), чаще – земляные, покрытые утрамбованной глиной и по праздникам припорошенные свежей соломой.

   Имели место и домотканые половички , дорожки. Зимой изба по периметру тщательно обкладывалась навозом, иногда  по высоте завалинки, иногда до окон, иногда до середины окна. Все зависело от того, какая зима. Изнутри между рамами тоже набивали сухой мелкий навоз. Все это делалось для сохранения тепла. Топили печи соломой, навозом, навозными кизяками. Какое уж  тепло от такого топлива! Сохранились воспоминания старых людей, как мылись в избе зимой. После того, как протопят русскую печь, из нее выгребают жар и золу, подметают метелкой под (дно печи), расстилают по поду свежую чистую солому,  моющийся забирается в печь, ему подают воду в тазике и закрывают печь заслонкой. Получается парилка. И так по очереди. Если и мазались в печи золой, то это была свежая грязь, ее смывали, когда выбирались из печи. Старики спали на печи, молодые (муж с женой)  – на кровати, дети - кто где: одни на полатях, другие по лавкам, третьи, самые маленькие, с родителями. Матрасы набивали соломой, одеяла были лоскутные, часто пользовались простыми дерюжками, ветошью, «верчанками». А вот как об условиях крестьянской жизни во второй половине девятнадцатого века рассказал Тамбовский земский деятель, философ и просветитель А.И. Новиков  («Записки о земстве и земской школе»):

   «…Стоит заглянуть в нее (крестьянскую избу). Большею частью семиаршинная (5х5 м, прим. Сахарова В.И.), из тонкого леса. Плохо подбитая, со щелями в палец, пропускающими снег и мороз, от которых укрываются, обваливая избу навозом. Окно в две четверти ширины  и в три четверти вышины (40х60 см, прим. Сахарова В.И.) в одной раме (вторая ведь не по средствам). Потолок рукой достанет всякий, а высокий человек чуть головой не заденет.

 Теперь еще  половина изб топится по-черному (годы жизни А.И.Новикова: 1861-1913 г.г., прим. Сахарова В.И.). Утром, когда топят в верхней половине избы стоит непроглядный дым, выходящий в щели или в особое отверстие, а большей частью  в открываемую для чего дверь. Обитатели ложатся в это время или садятся на пол, чтобы не наглотаться дыму. Холод несет в дверь двадцатиградусный. Кончилась топка, все закрывается, а в избе становится жарко, как в бане. К утру вода в доме часто опять замерзает. От дыма потолок и стены покрыты черным налетом, висящим иногда в виде сосулек.

   Тут живет семья душ в восемь: и старик со старухой, и сын женатый, и девка, и ребятишки. Тут едят, спят на соломе; тут бабы родят, прядут и ткут; тут ребятам надо уроки готовить; тут теленок, ягнята, куры. Поросята. Тут вонь невыносимая, тут веет от коптилки, т.е. лампы без стекла, а то и вовсе нет света, когда не на что купить керосину.

   Чистоту тела соблюдают пареньем: это – крестьянское наслаждение. Влезет в печку и парится веником так, что мы бы на его месте там бы и остались. Затем выбежит, покатается по снегу, и вернется одеваться.

   Что сказать о пище крестьянской? Щи пустые, т.е. горячая вода с плавающей в ней капустой и ложкой конопляного масла, вареный картофель и пшенная каша, это – обыденная пища их. Молоко далеко не везде, и то для детей, когда есть; мясо по праздникам, курица на Рождество и на Пасху. Часто нет картофеля, нет каши: тогда один черный хлеб! Неурожай – и хлеба нет… 

   Кто не верит, пожалуйте ко мне: объедем деревню-другую, и увидите, что увы (!), я красок не сгущал.»

   От себя (Сахаров В.И.): в такой обстановке болели и во время болезни самым натуральным образом  ждали смерти или выздоровления: докторов не было; в такой обстановке рожали (при помощи бабки-повитухи, в лучшем случае) и ребенка взращивали;  в такой обстановке и смерть естественным путем приходила.

    Одежда крестьян в 19 веке сплошь была из домотканого полотна.. Возможностей для покупки товаров не было, или возможности были очень ограниченными. Женщины ткали поздней осенью, зимой и ранней весной, когда не было полевых и огородных работ. Девочки в 12 лет считались хорошими пряхами, а в 15 лет уже  белили холсты. Пряли на самопряхах, которые в движение приводились ногой. Ткали на самодельных ткацких станках, которые были почти в каждом доме. Пошив всей одежды, кроме верхней теплой,  входил в обязанности женщин.. Шили на руках конопляными нитками. Мужчины плели лапти при помощи кочетыга, или чарыка. Постельного белья не было. Спать ложились в том, в чем ходили. В холодную погоду перед сном надевали на себя дополнительную одежду, только старую.  С развитием товарно-денежных отношений в деревне стали появляться покупные фабричные материалы:  миткаль, ситец, сатин, ластик и другие ткани. Появились сапоги и валенки, но их берегли. У старых людей сапоги служили по 20 лет. 

   Крестьянские  семьи, вспоминали местные старожилы, были большие: по 25-30 человек. Были семьи, в которых совместно проживали 4-5 женатых братьев. Главой семьи считался представитель старшего поколения – дед, а после его смерти – бабка. Глава семьи распоряжался всем имуществом и деньгами семьи.  За столом все  подчинялись старшему: помолились, сели за стол, ждут команду старшего – начали хлебать пустые щи. Старший стукнул ложкой по чашке: можно таскать с мясом. Кто осмелился опередить старшего – тому ложкой по лбу: не сметь!  Старший шел по улице – перед ним ломали шапку. Кто из чужих младших с ним не поздоровался или поздоровался непочтительно, на того жаловались старшим в его семье, за это наказывали, чтоб  впредь неповадно было. К 1900 году в селе Моисеево-Алабушка богатых было 10% семей,  середняков – 40%, бедняков – 50%.

 

 

 

Автор: В.И. Сахаров "Моисеево-Алабушка"
www.
uvarovo.org

 

 


 

Наверх

Похожие статьи:

Моисеево-АлабушкаПрофессия дальнего действия, самая главная на Земле

Рейтинг: +7 Голосов: 7 6332 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Последние комментарии
Елена Романенко 16 марта 2017 в 21:33
Панин Владимир Иванович